Болезнь (синдром) Хантера

Болезнь (синдром) Хантера

Болезнь (синдром) Хантера

МУКОПОЛИСАХАРИДОЗ II ТИПА (синдром Хантера): Новые возможности терапии.

В статье представлен материал по чрезвычайно актуальной проблеме педиатрии – мукополисахаридозам, генетически детерменированным редким заболеваниям. Обозначены существующие на сегодняшний день проблемы, в числе которых несвоевременная диагностика, обуславливающая позднее начало терапии и прогрессирование болезни, медико-социальные проблемы детей, страдающих мукополисахаридозами. Приведен клинический случай успешной ферментозаместительной терапии у ребёнка с мукополисахаридозом II типа (синдромом Хантера).

Мукополисахаридозы (МПС) — группа наследственных болезней соединительной ткани, обусловленных нарушением обмена гликозаминогликанов (кислых мукополисахаридов) в результате генетической неполноценности лизосомных ферментов, участвующих в их расщеплении. Вследствие ферментативной недостаточности последние накапливаются в большом количестве в органах и тканях, что даёт основание отнести их к болезням накопления. В педиатрической практике среди всех болезней накопления мукополисахаридозы и среди них мукополисахаридоз II типа или синдром Хантера (СХ) встречаются с наибольшей частотой. Впервые описан Charles A. Hunter в1917году. Это тяжелое, Х-сцепленное рецессивное заболевание, связанное с дефицитом или отсутствием лизосомного фермента идуронат-2-сульфатазы, осуществляющего гидролиз дерматан и гепаран сульфата в соединительной ткани. Болеют в основном мальчики, девочки являются носительницами патологического гена. Частота встречаемости в мире колеблется в пределах 1:70 000 -1:200 000.

Накопление гликозаминогликанов в лизосомах вызывает тяжелые нарушения функций клеток, органов и систем, определяя широкий диапазон клинических проявлений. Клиническая гетерогенность вызвана, в том числе, и многообразием происходящих мутаций патологического гена.

Возможны 2 варианта течения заболевания: с быстрым прогрессированием (раннее появление симптомов, задержка интеллектуального развития, ранняя смерть в первые десять лет жизни) и — медленным, когда первые симптомы болезни появляются в 5-15 лет. При этом интеллектуальный регресс минимален и наступает во взрослом возрасте.

Обычно фенотипический «манифест» наступает в 2-4 года, до этого периода никаких признаков болезни не прослеживается. Первые признаки заболевания проявляются в виде дисморфических черт лица (утолщение губ, ноздрей, широкая переносица, увеличение лобных бугров, густые брови). Затем появляется макроглоссия, аномалии зубов, макроцефалия, скафоцефалия, изменения скелета, короткая шея, низкий рост, толстая кожа с узелками, папулами, гирсутизмом, паховые, пупочные грыжи, тугоподвижность и деформации мелких и средних суставов, увеличенный живот за счёт спленомегалии. Изменения со стороны центральной и периферической нервной систем включают задержку психоречевого развития, нарушение поведения (упрямство, агрессию, гиперактивность), нарушение сна, псевдобульбарный синдром, симптоматическую эпилепсию, спастический тетрапарез, атрофическую гидроцефалию, нейросенсорную тугоухость, поражение зрительных нервов. Со стороны сердечно-сосудистой системы отмечаются аритмии, лёгочная гипертензия, гипертрофическая или рестриктивная кардиомиопатии, поражения клапанного аппарата сердца, вторичная застойная сердечная недостаточность. С раннего возраста отмечается увеличение глоточных и небных миндалин, хроническая ринорея, обструкции верхних дыхательных путей, трахеобронхомаляции, происходит утолщение голосовых связок с изменением тембра голоса. Возможны жизнеугрожающие апноэ. Ребенок часто болеет респираторными инфекциями, отитами, пневмониями.

Поражения глаз представлены атипичным пигментным ретинитом, разрушением сетчатки, атрофией зрительного нерва. Прогрессирующая потеря слуха обуславливает поведенческие нарушения, трудности в обучении. С возрастом эти изменения становятся более выраженными. Молекулярной основой дефекта соединительной ткани является нарушенный обмен гликозамингликанов.

Диагностика СХ основана на совокупности клинических, инструментальных и лабораторных данных. Постановка диагноза СХ базируется на определении активности идуронат-2-сульфотазы в лейкоцитах крови, сыворотке крови, культуре фибробластов кожи, уровня гликозаминогликанов в моче, ДНК-тестировании. Пренатальная диагностика основана на измерении активности фермента I2S в амниотической жидкости, амниоцитах, тканях, ворсинках хориона.

Реальные возможности помощи детям с СХ в нашей стране появились с момента регистрации в РФ в 2008 году рекомбинантной человеческой идуронат-2-сульфатазы, препарата «элапраза» (Idursulfatase), Shire (США), основного патогенетического лекарственного средства в лечении такой категории пациентов. Необходимы еженедельные инфузии препарата в дозе 0,5 мг/кг.

Поскольку в прогрессирующий патологический процесс вовлекаются все органы и системы оказание медицинской помощи пациентам с МПС должно строится с позиций междисциплинарного, комплексного подхода.

Однако, на сегодняшний день, организацию медицинской помощи детям с МПС в целом в РФ нельзя оценивать положительно. Отсутствие опыта и знаний у врачей по данному разделу патологии, стандартов лечения данной болезни диктуют необходимость организации системы мероприятий по информированию «узкопрофильных» специалистов и педиатров общей практики об особенностях дебюта и течения МПС.

Проблемы большинства пациентов с редкими заболеваниями схожи – это поздние сроки диагностики, а следовательно — и начала лечения, трудности в получении дорогостоящих лекарственных препаратов, стоимость которых в год составляет около 400 тысяч евро для одного пациента, В РФ средний возраст начала единственно необходимой ферментозаместительной терапии среди детей с МПС – 6,8 года, когда патологические изменения приобретают уже необратимый характер.

Требуют решения вопросы социальной, юридической, паллиативной помощи, в чём не просто нуждаются, а остро нуждаются эти пациенты и семьи, в которых они воспитываются.

Прогноз: При быстром прогрессировании болезни с вовлечением ЦНС больные обычно погибают в возрасте 10-15 лет, при «мягких» формах МПС 11 типа – продолжительность жизни может составить 50 лет и более при соответствующем лечении [3].

Приводим собственное клиническое наблюдение мальчика П. с синдромом Хантера.

Ребенок родился у молодых здоровых родителей, от 1-ой беременности, протекавшей на фоне анемии легкой степени, гестоза отечной формы. Роды первые, срочные. Масса тела при рождении 3430,0, длина 52 см, окружность груди 34 см. Оценка по шкале Апгар 8/9 баллов, ранняя неонатальная желтуха. Темпы физического и психомоторного развития на первом году жизни соответствовали эпикризным срокам. Профилактические прививки осуществлялись в соответствии с национальным календарём прививок, осложнений не отмечалось. В раннем возрасте переносил частые респираторные инфекции, бронхиты, пневмонию. В 3-х летнем возрасте диагностированы аденоиды III степени. С 3,5 лет появилась тугоподвижность и ограничение объёма движений в суставах, тугоухость, задержка роста, с 5 лет – лицевые дисморфии и другие фенотипические особенности: широкая переносица, толстые губы, редкие зубы, короткие и толстые пальцы, короткая шея, шумное дыхание, увеличение живота за счет гепатоспленомегалии.

В 5 лет выполнена аденотомия, в 5,5 лет — оперативное вмешательство по поводу паховой и пупочной грыжи. При ультразвуковом исследовании выявлена единственная, правая почка.

В 6 лет 4 месяца госпитализирован в кардиоревматологическое отделение ДОКБ г. Орла с жалобами на боли и скованность в лучезапястных, коленных, голеностопных, межфаланговых суставах. По результатам клинико-лабораторно-инструментальных исследований, консультаций специалистов выставлен диагноз: Вторичная артропатия. Двухстворчатый аортальный клапан с недостаточностью 2-3 степени.

Нейросенсорная тугоухость. гиперметропический астигматизм. Мукополисахаридоз VI тип?

При дообследовани в медико-генетическом центре г. Москвы, выявлена повышенная экскреция дерматансульфата и гепарансульфата с мочой, значительное снижение идуронатсульфатазы в плазме, до 3,18 nmol/4h/ml (норма 297-705), что позволило уточнить тип мукополисахаридоза –II тип (синдром Хантера).

В 6 лет 11 месяцев – лечение в психоневротическом отделении НЦЗД г. Москвы с клиническим диагнозом: Мукополисахаридоз II типа (синдром Хантера). Вторичная кардиомиопатия. Темповая задержка психо-речевого развития. Рецидивирующий бронхит. Контрактуры крупных и мелких суставов конечностей 1-2 степени. Гиперметропический астигматизм. Единственная правая почка. Нейросенсорная тугоухость 2 степени.

С сентября 2011 года в возрасте 7 лет 11 месяцев в условиях педиатрического отделения ДОКБ г. Орла ребёнку проводится ферментозаместительная терапии – еженедельные инфузии препаратом «Элапраза» » (Idursulfatase), Shire (США). Пропусков введений не было. Осложнений не отмечалось. На 01.06.2012 года мальчик вырос на 4см (рост 125см), 1,5 кг прибавил в весе (масса 28,5кг), улучшилась переносимость физических нагрузок, сократились размеры печени, селезёнки, увеличился объем движений в суставах.

Таким образом, представленный клинический случай имеет большой практический интерес для врачей-педиатров, генетиков и других специалистов в связи с редкостью данного наследственного заболевания. Заслуживает внимания появление новых возможностей в терапии таких пациентов, а именно, внедрение единственно эффективного патогенетического средства идуронат-2-сульфатазы (элапраза), открывающего новые реалии в прогнозе данного заболевания.

Своевременная диагностика мукополисахаридозов, правильное ведение данного контингента больных, раннее назначение ферментозаместительной терапии, будут способствовать уменьшению тяжести заболевания, снижению инвалидизации детей, более адекватной интеграции их в общество.

  1. Новиков П.В. Проблема редких (орфанных) наследственных болезней у детей в России и пути ее решения // П.В. Новиков// Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2012. №2. С. 4-8.
  2. Баранов А.А.1,2, Л.С. Намазова-Баранова1,2, А.К.Говоркян1, В.М. Краснов1, Л.М. Кузенкова1,2, Г.А. Каркашадзе1, Н.Д. Вашакмадзе1, Т.В. Подклетнова1 // Педиатрическая фармакология. 2011. Т.8, № 5, С.
  3. Воскобоева Е.Ю. ДНК – диагностика наследственных мукополисахаридов / Е.Ю. Воскобоева // Мед. генетика. 2006. Т. 5, № 10. С. 33 – 37.

Мукополисахаридоз II типа у детей

Версия: Клинические рекомендации РФ 2013-2017 (Россия)

Общая информация

Краткое описание

Союз педиатров России

Клинические рекомендации: Мукополисахаридоз II типа у детей

Год утверждения (частота пересмотра): 2016 (пересмотр каждые 3 года)

Автоматизация клиники: быстро и недорого!

— Подключено 300 клиник из 4 стран

— 800 RUB / 4500 KZT / 27 BYN — 1 рабочее место в месяц

Автоматизация клиники: быстро и недорого!

  • Подключено 300 клиник из 4 стран
  • 1 место — 800 RUB / 4500 KZT / 27 BYN в месяц

Мне интересно! Свяжитесь со мной

Классификация

Этиология и патогенез

Эпидемиология

МПС II типа встречается с популяционной частотой 1:140 000 — 1:156 000 живых новорожденных мальчиков.

Клиническая картина

Cимптомы, течение

Диагностика

Диагноз МПС II устанавливается на основании совокупности клинических данных, результатов лабораторного исследования и молекулярно-генетического анализа [1-3].

— нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта

Основные физикальные проявления в зависимости от возраста дебюта МПСII может варьировать (Приложение Г1).

• Рекомендован контроль общего клинического анализа крови, мочи.

• Рекомендовано проведение компьютерной томографии (КТ) головного мозга.

Лечение

Комментарии: целесообразность обусловлена частыми респираторными инфекциями.

Медицинская реабилитация

Проводится в комплексе реабилитационных мероприятий. Коррекционно-педагогическое воздействие определяется в зависимости от тяжести и длительности течения болезни, структуры нарушений здоровья, степени недоразвития познавательной деятельности, типа эмоционального реагирования, особенностей поведения ребенка. Включение коррекционно-педагогического сопровождения в комплекс восстановительных мероприятий обеспечивает дополнительную оценку динамики психического развития как одного из важных показателей состояния здоровья, повышает эффективность терапевтических вмешательств, снижает экономическое бремя данной патологии за счет социализации пациентов и сохранения психологического потенциала трудоспособных членов семьи.

Прогноз

При проведении общей анестезии необходимо помнить о высоком риске компрессии спинного мозга вследствие нестабильности атлантоаксиального сустава. Короткая шея, ограничение подвижности нижней челюсти, увеличение языка, выраженная гипертрофия аденоидов и миндалин создают проблемы при проведении анестезиологического пособия, поэтому предпочтение следует отдавать местному или региональному обезболиванию. Пациент предварительно консультируется кардиологом, оториноларингологом, анестезиологом, невропатологом. Обязательно проведение полного кардиологического обследования, полисомнографии (для выявления степени дыхательных нарушений), при необходимости — эндоскопии носоглотки и компьютерной томографии легких. Оперативное вмешательство с анестезией необходимо проводить в крупных медицинских центрах, имеющих ОРИТ, так как интубация и последующая экстубация у таких пациентов может вызвать затруднения.

Продолжительность жизни составляет примерно от 10 до 15 лет. Как правило, причиной смерти являются сердечные и респираторные осложнения. При этом у ряда пациентов описаны случаи более продолжительной жизни: до 50-60 лет.

Вид медицинской помощиСпециализированная медицинская помощь
Условия оказания медицинской помощиСтационарно / в дневном стационаре
Форма оказания медицинской помощиПлановая

Таблица 2 — Критерии качества оказания медицинской помощи

КритерийУровень достоверности доказательств и убедительности рекомендаций – низкий (консенсус экспертов — D)
1Выполнено определение активностиидуронат-2-сульфатазы в культуре фибробластов, изолированных лейкоцитов, либо в пятнах крови, высушенных на фильтровальной бумаге и/или молекулярно-генетическое исследование (выявление мутаций в гене IDS, кодирующем идуронат-2-сульфатазу при постановке диагнозаD
2Выполнено назначение ферментной заместительной терапии с применением идурсульфазы (код АТХ A16AB09) детям с установленным диагнозом Мукополисахаридоза II типа 0,5 мг/кг еженедельно.D
3Выполнено определение гликозаминогликана мочи, если не проводилось в предшествующие 6 месяцевD
4Выполнена эхокардиография, если не проводилось предшествующие 6 месяцевD
5Выполнено определение размеров печени и селезенки по данным ультразвукового исследования, если не проводилось последние 6 месяцевD
6Выполнено ультразвуковое исследование почек, если не проводилось в последние 12 месяцевD
7Выполнено электроэнцефалограмма, если не проводилось в последние 6 месяцевD
8Выполнена электрокардиография, если не проводилось в последние 6 месяцевD
9Выполнена ренгтенография органов грудной клетки, если не проводилась последние 12 месяцевD
10Выполнена магнитно-резонансная томография шейного отдела позвоночника, если не проводилось в последние 24 месяцевD
11Выполнена компьютерная томография или магнитнорезонансная томография головного мозга, если не проводилось в последние 24 месяцевD
12Выполнено определение скорости нервной проводимости, если не проводилось последние 12 месяцевD
13Выполнено определение функции внешнего дыхания, если не проводилось последние 12 месяцевD
14Выполнена полисомнография, если не проводилась последние 12 месяцевD
15Выполнена рентгенография скелета, если не проводилась последние 12 месяцевD
16Выполнена аудиометрия, если не проводилась последние 12 месяцевD
17Выполнена консультация врачом-кардиологом при наличии патологии сердечно-сосудистой системыD
18Выполнена консультация врачом-отоларингологом при наличии патологии со стороны ЛОР-органов /верхних дыхательных путейD
19Выполнена консультация врачом-неврологом при наличии патологии со стороны центральной нервной системыD
20Выполнена консультация врачом-ортопедом при наличии патологии со стороны опорно-двигательного аппаратаD
21Выполнена консультация врачом-хирургом при наличии патологии, требующей хирургического вмешательстваD
22Выполнена консультация врачом-офтальмологом при наличии патологии зренияD
23Выполнена консультация врачом-пульмонологом при наличии патологии со стороны дыхательной системыD
24Выполнен 5-тиминутного теста с ходьбой, если не проводился последние 6 месD
25Выполнен биохимический анализ крови (аланинаминотрансфераза, аспартатаминотрансфераза, общий и прямой билирубин, холестерин, триглицериды, лактатдегидрогеназа, креатинфосфокиназа, лактатдегидрогениза, кальций, фосфор, щелочная фосфатаза), если не проводился в предшествующие 6 месяцевD

Профилактика

Предпочтительными методами для проведения пренатальной диагностики являются молекулярно-генетические — исследование ДНК- биоптата ворсин хориона на 9-11 неделях беременности. Также возможно определение ГАГ в амниотической жидкости на 18-22 неделе беременности.

Синдром Хантера

Синдром Хантера — наследственное заболевание обмена веществ с Х-сцепленным рецессивным типом наследования, характеризующееся дефицитом лизосомального фермента идуронат-2-сульфатазы и накоплением мукополисахаридов в тканях. При синдроме Хантера отмечается задержка роста, макроцефалия, деформация костно-суставного аппарата, поражение кожи, сердечно-сосудистой и дыхательной системы, гепатоспленомегалия, нарушение слуха, умственная отсталость. С целью диагностики синдрома Хантера проводится консультация генетика, определение экскреции гликозаминогликанов, рентгенография костей и суставов. Пациентам с синдромом Хантера показана пожизненная ферментозамещающая терапия препаратом элапраза.

  • Причины синдрома Хантера
  • Классификация синдрома Хантера
  • Симптомы синдрома Хантера
  • Диагностика синдрома Хантера
  • Лечение синдрома Хантера
  • Прогноз и профилактика синдрома Хантера
  • Цены на лечение

Общие сведения

Синдром Хантера (мукополисахаридоз II типа) — редкое генетическое заболевание, сцепленное с Х-хромосомой, при котором вследствие ферментной недостаточности происходит неполное разрушение и накопление кислых мукополисахаридов (гликозаминогликанов) в различных тканях. Частота рождения детей с синдромом Хантера составляет примерно 1:100000-150000 новорожденных. В настоящее время в мире насчитывается не более 2000 больных синдром Хантера; по России официальная статистика отсутствует. Синдром Хантера относится к группе орфанных заболеваний, лечение которых, согласно действующему законодательству, должно осуществляться за счет средств федерального и регионального бюджета.

Причины синдрома Хантера

Развитие синдрома Хантера связано с мутацией гена идуронатсульфатазы (IDS), кодирующего лизосомный фермент идуронат-2-сульфатазу. Ген IDS картирован в локусе Xq28 на длинном плече Х-хромосомы; в настоящее время известно более 150 различных его мутаций (точечные мутации, мелкие и крупные делеции, вставки, перестройки и пр.).

В силу сцепленности наследования с Х-хромосомой, синдромом Хантера, как правило, страдают исключительно мальчики (XY). Гетерозиготные женщины в подавляющем большинстве случаев являются носителями мукополисахаридоза II типа без клинических проявлений, однако описаны несколько случаев синдрома Хантера у девочек, связанных с новой мутацией или инактивацией второй, нормальной Х-хромосомы.

Мутации в гене IDS сопровождаются дефицитом или отсутствием фермента iduronate-2-sulfatase (I2S), неполным расщеплением и накоплением в лизосомах клеток практически всех тканей и органов гликозаминогликанов (ГАГ) — дерматансульфата и гепарансульфата.

Классификация синдрома Хантера

Степень выраженности клинических проявлений синдрома Хантера (среднетяжелая, тяжелая) зависит от типа мутации в гене IDS. Так, крупные делеции и сложные перестройки, как правило, обусловливают развитие тяжелых форм синдрома Хантера. Для тяжелой степени (мукополисахаридоза типа IIА) характерно ранее развитие клинических симптомов (преимущественно в возрасте 18-36 месяцев), быстро прогрессирующее течение, выраженная умственная отсталость, полиорганное поражение. Пациенты с тяжелой формой синдрома Хантера погибают на втором десятилетии жизни.

Среднетяжелая форма (мукополисахаридоз типа IIВ) составляет примерно 1/3 всех случаев патологии. Клинические проявления синдрома Хантера обычно возникают у детей в 3-8 (иногда 10-13) лет; интеллект обычно сохранен; продолжительность жизни при благоприятных условиях может достигать 50-60 лет. Пациенты с легкой формой синдрома Хантера могут успешно реализовать себя в профессиональной сфере и иметь здоровое потомство.

Симптомы синдрома Хантера

На момент рождения дети с синдромом Хантера выглядят клинически здоровыми. Основная симптоматика развивается в среднем в 2-4 года. До этого возраста проявления заболевания неспецифичны: у детей могут отмечаться повторные риниты, шумное дыхание, пупочные и паховые грыжи, гидроцеле.

Ранним характерным признаком синдрома Хантера служит постепенное изменение внешности ребенка: черты лица становятся грубыми (гаргоилизм); язык, губы и ноздри – большими; кожа – толстой. Облик больного с синдромом Хантера дополняется низкорослостью, увеличением размеров головы (макроцефалией), короткой шеей, аномалиями зубных рядов (редкими зубами). Дети с синдромом Хантера внешне очень похожи друг на друга и напоминают братьев.

Другие ранние признаки мукополисахаридоза II типа включают хриплый низкий голос, увеличение живота, гепатоспленомегалию. Дети с синдромом Хантера склонны к частой заболеваемости ОРВИ, отитами, ларингитом, трахеитом, пневмониями; нередко у них отмечается обструктивное апноэ сна, хроническая диарея. Следствием отложения гликозаминогликанов и липидов в дерме служит возникновение узелково-папулезных высыпаний на коже плеч, бедер, лопаток. Возможно появление «монгольских пятен» в пояснично-крестцовой области, гипертрихоза.

Уже в дошкольном возрасте у детей с синдромом Хантера появляются признаки поражения опорно-двигательного аппарата, выражающиеся в тугоподвижности суставов, развитии кифосколиоза, деформации кистей по типу «когтистой лапы». Движения становятся затруднительными, походка неуклюжей; к юношескому возрасту больные с синдромом Хантера нередко делаются беспомощными инвалидами, прикованными к постели.

Неврологические нарушения, возникающие при синдроме Хантера, включают синдром гипервозбудимости, судороги, сообщающуюся гидроцефалию, спастическую параплегию, задержку речевого развития, прогрессирующую тугоухость. Со стороны зрительной системы обнаруживается помутнение роговицы, атипичный пигментный ретинит. К наиболее поздним признакам мукополисахаридоза II типа относятся кардиологические нарушения: появление шумов в сердце, приобретенные пороки сердца (чаще митральная недостаточность), кардиомиопатия и др.

У ребенка могут наблюдаться изменения психики: обидчивость, агрессивность. В зависимости от типа синдрома Хантера интеллектуальный дефект может быть небольшим или значительно выраженным. Летальный исход у больных с синдромом Хантера обычно наступает от прогрессирующей сердечной или легочной недостаточности.

Диагностика синдрома Хантера

В практике педиатра синдром Хантера встречается исключительно редко. Тем не менее, мукополисахаридоз II типа может быть заподозрен на основании клинических признаков (внешних изменений, манифестации заболевания на 2-4 году жизни, прогредиентного течения и др.). Для подтверждения диагноза дети нуждаются в консультации генетика, анализе клинико-генеалогических данных, проведении молекулярно-генетических исследований.

Важным биохимическим маркером синдрома Хантера служит повышение экскреции мукополисахаридов (дерматансульфата, гепарансульфата) с мочой, дефицит фермента идуронат-2-сульфатазы. Рентгенологические исследования костей черепа, суставов, трубчатых костей, позвоночника демонстрируют дизостоз, остеоартрит, множественные изменения позвонков.

Для обнаружения морфофункциональных изменений со стороны внутренних органов и ЦНС проводится УЗИ органов брюшной полости, ЭКГ, ЭхоКГ, электроэнцефалография, МРТ головного мозга. Морфологическое исследование тканей, полученных в результате биопсии кожи, печени, миокарда и пр., выявляет однотипные изменения — клетки, заполненные гликолипидами.

В семьях с известным генотипом и высоким риском рождения ребенка с синдромом Хантера может проводиться инвазивная пренатальная диагностика – биопсия ворсин хориона, амниоцентез или кордоцентез с определением активности идуронат-2-сульфатазы в полученном материале.

Дифференциальную диагностику синдрома Хантера следует проводить с другими формами мукополисахаридозов (прежде всего, синдромом Гурлера), а также с другими лизосомными болезнями накопления.

Лечение синдрома Хантера

Детям с синдрома Хантера необходимо пожизненное проведение ферментозаместительной терапии. На сегодняшний день единственным препаратом, зарегистрированным в США, Европе и России для лечения больных с синдромом Хантера, является идурсульфаза. Пациенты с мукополисахаридозом II типа должны получать идурсульфазу еженедельно путем внутривенного капельного введения в дозе 0,5 мг/кг массы тела.

Кроме патогенетического лечения, детям с синдромом Хантера проводятся регулярные медикаментозные курсы симптоматической и корригирующей терапии гепатопротекторами, витаминами, антиоксидантами, цитопротекторами. В комплексную терапию синдрома Хантера целесообразно включать ЛФК, физиотерапию (электрофорез лидазы на суставы, парафиновые аппликации, магнитотерапию, лазеропунктуру), занятия с дефектологом и логопедом.

Прогноз и профилактика синдрома Хантера

Синдром Хантера типа В имеет более благоприятное течение и прогноз; при своевременном и регулярном лечении продолжительность жизни больных может достигать 50-60 лет. При тяжелых формах мукополисахаридоза II типа пациенты обычно погибают до 20 лет от сердечно-сосудистой недостаточности. На сегодняшний день серьезную проблему для больных с синдромом Хантера представляет своевременное получение жизненно необходимого препарата идурсульфазы из-за его высокой стоимости.

Дети с синдромом Хантера нуждаются в наблюдении различных специалистов: детского генетика, педиатра, детского кардиолога, детского невролога, эпилептолога, детского офтальмолога, детского отоларинголога, детского хирурга, детского ортопеда.

Читайте также  Рейтинг лучших и эффективных антиперспирантов для мужчин и женщин

Основным методом профилактики синдрома Хантера является медико-генетическое консультирование супружеских пар, имеющих вероятность рождения больного ребенка, а также проведение дородовой диагностики. Следует знать, что у больных с синдромом Хантера рождаются здоровые сыновья, а дочери выступают облигантыми носителями мутантного гена.

«Большинству врачей трудно распознать симптомы синдрома Хантера на ранней стадии»

Как в России живут и лечатся дети с одним из самых редких заболеваний — синдромом Хантера

Синдром Хантера — одно из нескольких тысяч известных на данный момент редких заболеваний. Профессор кафедры факультетской педиатрии РНИМУ им. Н. И. Пирогова, ведущий научный сотрудник отдела кардиоваскулярной патологии и орфанных болезней ЦКБ РАН Нато Вашакмадзе и глава благотворительной организации пациентов «Хантер-синдром» Снежана Митина рассказали о том, как вовремя распознать эту болезнь у ребенка и какое лечение доступно для пациентов с таким диагнозом в России.

Сейчас во всем мире известно уже несколько тысяч редких заболеваний. Синдром Хантера — одно из них. Расскажите, пожалуйста, как оно протекает?

Н.В.: Синдром Хантера (мукополисахаридоз II типа) возникает в результате дефицита одного из важнейших ферментов, что приводит к накоплению патологических веществ в клетках. Это наследственное заболевание, при отсутствии лечения приводящее к инвалидности, в ряде случаев — к летальному исходу. Синдром Хантера считается крайне редким заболеванием с частотой встречаемости 1 на 100–170 тыс. новорожденных мальчиков. Всего в мире, по данным международного реестра пациентов, заболевание выявлено более чем у 2 тыс. человек.

Далеко не все генетические заболевания проявляют себя сразу и очевидны уже при рождении ребенка. В чем сложность диагностики синдрома Хантера?

Н.В.: В зависимости от клинических проявлений выделяют тяжелое и легкое течение заболевания. Пациентам с легкой формой синдрома Хантера могут не ставить правильный диагноз до десяти лет, потому что признаки заболевания сглажены. Но в основном уже к двум годам у пациентов с таким диагнозом наблюдается полная клиническая картина симптомов. В их число входит огрубление черт лица: широкая переносица, густые брови, полные губы, большой язык. Помимо этого у пациентов отмечаются ограничение подвижности суставов, паховые и пупочные грыжи, частые респираторные заболевания, отиты, увеличение печени и селезенки.

Может ли в семье, где не было случаев заболевания, появиться ребенок с синдромом Хантера?

Н.В.: Да, полностью исключить возможность рождения такого ребенка нельзя. В большинстве случаев заболевание передается по наследству от матери к сыну. Но иногда возникает спонтанная мутация в гене, отвечающем за развитие синдрома Хантера. Поэтому необходимо проведение медико-генетического консультирования при планировании беременности.

Какова, на ваш взгляд как эксперта, роль настороженности родителей в исключении редкой генетической патологии? На что прежде всего должны обращать внимание родители такого ребенка?

Н.В.: Роль родителей огромна, потому что даже самый лучший педиатр видит ребенка ограниченное время на приеме, а родители наблюдают его постоянно. Поэтому родителям необходимо обсуждать все свои опасения, жалобы с педиатром, обращать его внимание на нарушение поведения, задержку речевого, моторного развития, трудности при ходьбе.

С какими сложностями сталкиваются родители пациентов на пути к постановке диагноза в российской системе здравоохранения?

Н.В.: На мой взгляд, основная сложность состоит в том, что очень ограниченное число медработников сталкиваются с пациентами с редкими заболеваниями постоянно, поэтому большинству врачей трудно распознать симптомы синдрома Хантера на ранней стадии. Нет возможности, да и смысла отправлять абсолютно всех детей на генетическое тестирование, хотя оно в нашей стране существует и при необходимости доступно. Поэтому важно повышать уровень информированности о симптомах этого заболевания как среди врачей, так и среди родителей.

Какую лекарственную терапию могут получить российские пациенты? Какого прогресса в лечении синдрома Хантера можно добиться с ее помощью?

Н.В.: Впервые болезнь Хантера описали еще в 1917 году, а вот препараты для лечения этого заболевания появились только в начале 2000-х годов. Сейчас для лечения синдрома Хантера применяется ферментозаместительная терапия, которая предполагает, что пациенту регулярно пожизненно вводят определенный препарат через капельницу. В среднем, по данным международных исследований, она позволяет увеличить продолжительность жизни таких пациентов более чем на 12 лет. Однако чем раньше у ребенка будет диагностировано это заболевание, тем больше пользы ему сможет принести лечение и для него снизятся риски развития тяжелых осложнений, повысится качество жизни.

Уже почти два года пациенты с синдромом Хантера обеспечиваются необходимым препаратом в рамках государственной федеральной программы высокозатратных нозологий (ВЗН). Как изменилась жизнь таких пациентов, после того как их стали обеспечивать лекарствами на федеральном уровне?

Н.В.: Конечно, сейчас лекарственная терапия для таких пациентов стала гораздо доступнее. Все, кому был поставлен такой диагноз, получили доступ к современным и качественным лекарственным препаратам. Сейчас терапию получают примерно 120 пациентов с синдромом Хантера. Я хочу подчеркнуть, что сейчас даже не все европейские страны могут полностью обеспечивать своих пациентов нужными препаратами, так что решение России предоставлять лечение детям и взрослым с таким диагнозом, несомненно, правильное.

Как вы видите дальнейшее развитие государственной помощи пациентам с синдромом Хантера? Лекарственная терапия стала доступной. Что нужно делать дальше?

Н.В.: Во-первых, необходимо улучшить раннюю диагностику заболевания, для этого важно продолжать активно просвещать врачей разных специальностей и родителей о симптомах синдрома Хантера. Во-вторых, улучшить программу диспансеризации детского населения. В-третьих, необходимо оптимизировать систему медицинской помощи пациентам, упростить маршрутизацию в федеральные центры, усовершенствовать хирургическую помощь, в том числе кардиохирургию и офтальмологию.

С.М.: Сейчас, когда больше не нужно судиться за предоставление лекарств, мы видим своей задачей именно информирование населения. Поэтому мы продолжаем проводить фотовыставки, тематические дни, выступаем на конгрессах и круглых столах. Мы уже выпустили около 4 тыс. брошюр об этом заболевании, и я знаю, что они востребованы и за границей. Я добавлю, что также жизненно важно начать создавать для пациентов с синдромом Хантера систему социального обслуживания, ведь часть из них нуждается в круглосуточном уходе, а его некому осуществлять, кроме их родителей. Государству нужно задуматься о формировании института сиделок, приходящих помощников, ведь с помощью этого можно не только помогать нуждающимся семьям, но и создавать рабочие места. Кроме того, сделать получение медицинской помощи более удобным для пациентов — сейчас им приходится еженедельно ездить на инфузии в медучреждение, в то время как их можно было бы проводить на дому.

Что вы могли бы посоветовать семье, в которой родился ребенок с таким диагнозом?

С.М.: С одной стороны, очевидно, что такой ребенок потребует огромного внимания от всей семьи, с другой — нужно продолжать жить нормальной жизнью. Стоит начать общаться с семьями с такими же детьми, чтобы обмениваться опытом, потому что у нас говорят: «Мы редкие, но сильные вместе». Мы вместе меняем мир для наших детей, и у нас все получится.

Мукополисахаридоз: орфанное заболевание в практике педиатра

Т. А. Бокова, д. м. н., профессор кафедры педиатрии факультета усовершенствования врачей Московского областного научно-исследовательского клинического института имени М. Ф. Владимирского.

Ключевые слова: орфанные заболевания, лизосомные болезни накопления, мукополисахаридоз, дети.

Редкие (орфанные) заболевания – это встречающиеся с определенной ча­стотой жизнеугрожающие или хронические прогрессирующие заболева­ния, приводящие без лечения к смерти или пожизненной инвалидизации пациентов. Сегодня в мире насчитывается около 7 тыс. редких заболева­ний. Примерно половина из них обусловлена генетическими отклонени­ями. Симптомы могут быть очевидны с рождения или проявляться в дет­ском и более старшем возрасте.

В разных странах определение и перечень орфанных болезней принимаются на государ­ственном уровне, единого определения для них не существует, так же как нет единого кри­терия отнесения заболеваний к этой группе.

В нашей стране к орфанным относят­ся заболевания, которые имеют распростра­ненность не более 10 случаев заболевания на 100000 населения. С 1 января 2012 года в силу вступил новый Федеральный закон от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в котором впервые на государственном уров­не введено понятие редких (орфанных) забо­леваний. В список орфанных болезней внесено 230 наименований. Постановление Пра­вительства РФ от 26 апреля 2012 г. № 403 определило перечень из 24 из них, согласно которому пациенты должны быть обеспече­ны за сч ет государства необходимыми ле­карственными препаратами и лечебным питанием. Одним из заболеваний, включ енным в группу орфанных, является мукополисаха-ридоз (код по МКБ-10 Е76.1 – «нарушение об­мена гликозаминогликанов»).

Мукополисахаридозы (МПС) – это груп­па наследственных болезней соединительной ткани, обусловленных нарушением обмена гликозаминогликанов (ГАГ) (кислых мукопо-лисахаридов) в результате генетически обу­словленной неполноценности 1 из 11 извест­ных ферментов, участвующих в их расщепле­нии. МПС относится к лизосомным болезням накопления (табл. 1). Таблица 1. Типы мукополисахаридозов

Тип МПС

Название

Дефицит фермента

Синдром Гурлер (Hurler)

Синдром Шейе (Scheie)

Синдром Гурлер-Шейе (Hurler-Scheie)

Синдром Хантера (Hunter)

Синдром Санфилиппо (Sanfilippo)

ацетил-КоA альфа-глюкозаминидин ацетилтрансфераза

Синдром Моркио (Morquio)

Синдром Марото-Лами (Maroteaux-Lamy)

Синдром Слая (Sly)

Синдром дефицита гиалуронидазы (Natowicz)

Подавляющее большинство МПС насле­дуются по аутосомно-рецессивному типу. Ис­ключение составляет болезнь Хантера (МПС II типа), которая наследуется по X-сцепленному рецессивному механизму.

Для МПС характерно полисистемное по­ражение. Формируются множественные де­формации скелета и задержка физического развития. При некоторых формах наблюда­ется умственная отсталость. Выявляются нарушения сердечной деятельности и функции бронхол егочной системы, патология органов зрения и слуха, образование грыж, невроло­гические расстройства, увеличение печени и селезенки [1–3].

Представляется клиническая и лаборатор­ная характеристика заболевания на приме­ре МПС II типа. На сегодняшний день в Мо­сковской области наблюдается 9 детей с МПС, из них 7 – с МПС II типа.

Мукополисахаридоз II типа (синони­мы: недостаточность фермента лизосом-ной идуронат-2-сульфатазы (a-L-идуро-носульфатсульфатазы), синдром Гунтера (Хантера) – сцепленное с Х-хромосомой ре­цессивное заболевание, возникающее в результате снижения активности лизосомной идуронат-2-сульфатазы, участвующей в ме­таболизме ГАГ. Возникает почти исключи­тельно у мальчиков (XY). У гетерозиготных женщин клинических проявлений синдрома Хантера, как правило, не наблюдается («но­сители»). К настоящему моменту описано лишь 2 случая заболевания у девочек, свя­занных с инактивацией второй, нормальной, Х-хромосомы [2].

Это панэтническое заболевание, частота встречаемости в мире – около 1 на 75 000 жи­вых новорожд енных мальчиков. Частота забо­левания в популяции варьирует от 1 на 165 000 (Австралия) до 1 на 34 000 (Израиль). Раз­витие МПС II типа обусловлено мутациями в структурном гене лизосомной идуронат-2-сульфатазы – IDS, расположенном на длинном плече Х-хромосомы в локусе Xq28. В на­стоящее время описано более трехсот различ­ных мутаций в гене IDS. Более 50% мутаций составляют точечные мутации, около 26% – мелкие делеции и вставки, 11% – крупные де-леции и перестройки гена IDS. У пациентов из России ДНК-анализ гена IDS показал, что крупные делеции и перестройки гена IDS со­ставляют только 5,4% числа найденных мута­ций [2].

Клинический фенотип гетерогенен и до­вольно условно подразделяется на тяж елую и л егкую формы, различающиеся по тяжести кли­нических фенотипов. У пациентов с тяж елой формой наблюдают сходные с МПС I типа (син­дромом Гурлер) клинические симптомы, но за­болевание прогрессирует медленнее (рис. 1).

Рис. 1. У девочки (слева) диагноз МПС I типа (син­дром Гурлер-Шейе). У мальчика (справа) диагноз МПС II типа (синдром Хантера).
(Фото из личного ар­хива автора и Межрегиональной Благотворительной Общественной Организации «Хантер-синдром»)

Заболевание манифестирует в возрасте от 1 до 3 лет. Отмечается изменение черт лица по типу гарголоилизма, задержка роста, призна­ки множественного костного дизостоза, огру­бление и утолщение кожи, прогрессирующее снижение интеллекта. Специфичными для данного типа МПС являются изменения на коже спины, груди, шеи цвета слоновой кости, «монголоидные пятна» в пояснично-крестцовой области. Нарушения функции органов пищеварения проявляются в виде гепатомегалии, хронической диареи. Среди неврологических нарушений преобладают симптомы прогрессирующей сообщающейся гидроце­фалии, спастическая параплегия в результате компрессии спинного мозга и прогрессирую­щая тугоухость. У детей с синдромом Хантера отмечается тугоподвижность крупных и мел­ких суставов. Прогрессируют сердечно-легочные расстройства. Летальный исход обычно наступает на втором десятилетии жизни.

Для подтверждения МПС II типа прово­дится определение уровня экскреции ГАГ с мочой и измерение активности лизосомной идуронат-2-сульфатазы в лейкоцитах или культуре кожных фибробластов. В случае за­болевания в моче возрастает суммарная экс­креция ГАГ.

Проведение ДНК-анализа – длительная и сложная диагностическая процедура, позво­ляющая определить молекулярные дефекты, приводящие к болезни Хантера, наиболее ча­сто используется для определения носительства и пренатальной диагностике в семьях, имеющих больного ребенка. Применяют­ся методы косвенной ДНК-диагностики, основанной на исследовании локусов Х-хромосомы, расположенных близко к гену IDS. Кроме того, пренатальная диагностика проводится пут ем измерения активности идуронат-2-сульфатазы в биоптате ворсин хориона на 9-11-й неделе беременности или определения спектра ГАГ в амниотической жидкости на 20-22-й неделе беременности.

Наиболее часто дифференциальная диагно­стика проводится внутри группы МПС, а также с другими лизосомными болезнями накопле­ния (муколипидозами, галактосиалидозом, ганглиозидозом и др.).

Основным подходом к лечению больных с МПС является проведение пожизненной ферментозаместительной терапии. При МПС II типа используется препарат идурсульфазы Элапраза («Шайер», США), зарегистрированный в странах Европы, США, России для ле­чения мукополисахаридоза II типа (болезнь Хантера). Препарат вводится пожизненно еженедельно, внутривенно, капельно, медлен­но в дозе 0,5 мг/кг.

В качестве клинического примера приво­дится выписка из истории болезни Никиты Б., 11.12. 2011 г.р.

Анамнез жизни. Ребенок от II беременно­сти (I беременность окончилась выкидышем на раннем сроке), протекавшей на фоне маловодия, гипоксии плода, угрозы прерывания, отеков. Роды срочные, самостоятельные. Вес при рожде­нии 4040 г, рост 58 см. С рождения на грудном вскармливании. Формула развития: голову дер­жит с 2 мес., переворачивается с 5 мес., сидит с 9 мес., ходит с 1 г. 1 мес. К году – 5 слов. Перенесен­ные заболевания – ОРВИ 2 раза, трахеит.

Анамнез заболевания. С рождения – во­дянка оболочек яичек, с 5 мес. – пахово-мошоночная грыжа, в 7 мес. диагностирован кифоз поясничного отдела позвоночника, в 12 мес. по данным ЭКГ – синдром ранней реполяри-зации желудочков НБПНГ, в 1 г. 3 мес. прове­дена Эхо КГ, выявлена аневризма МПП. В 1 г. 4 мес. ребенок обследован в МГНЦ РАМН, запо­дозрен и подтвержден биохимическим и молекулярно-генетическим методами МПС II типа.

При поступлении в клинику МОНИКИ (2013 г.) состояние реб енка средней тяжести. Вес 15 кг. Рост 93 см. Волосы жесткие, тусклые, макростомия, макроглоссия, короткая шея, легкие черты гарголоидизма, камподактилия 4 и 5 пальцев справа, широкое пупочное кольцо, кифоз поясничного отдела позвоночника, ки-левидная деформация грудной клетки, пахо-во-мошоночная грыжа слева, кожа плотная на ощупь. Гипертрофия миндалин 2-3 ст. Дыха­ние через нос не затруднено. Дыхание везику­лярное. Тоны сердца ритмичные, акцент вто­рого тона. ЧСС 120 уд/мин. Живот увеличен в объеме, печень +3,5см, +4, см верхняя треть. Селезенка не пальпируется. Стул оформлен­ный. Дизурических явлений нет.

Неврологический статус: в сознании, гиперактивен, быстро возбудим, говорит отдель­ные слова. Общемозговых, менингеальных зна­ков нет. ОГ=50 см. глазные щели OD=OS. Зрачки OD=OS. Движение глазных яблок в полном объ­еме. Низкий тембр голоса. Быстро истощается, ходит самостоятельно, легкая атаксия. Мышеч­ная гипотония. Сухожильные рефлексы живые.

Общий анализ крови и мочи без патологи­ческих изменений.

Биохимический анализ крови – умерен­ное повышение уровня АЛТ (42 Ед/л), АСТ (49 Ед/л).

ЭКГ: вертикальное положение ЭОС, выра­женная синусовая тахикардия 182-200 на фоне беспокойства. В ортостазе ЧСС 111-166 уд/мин.

УЗИ брюшной полости: печень увеличе­на, правая доля 100 мм, левая – 45 мм. Струк­тура однородная, стенки сосудов и протоков уплотнены. Эхогенность повышена. Подже­лудочная железа 14×8×15 мм, структура неоднородная, эхогенность не изменена. Желчный пузырь – форма обычная, просвет чистый, стенки не утолщены. Селезенка не увеличена 62×32 мм. Структура однородная. Почки без патологических изменений. Яички в мошон­ке, вагинальный отросток брюшины расши­рен с обеих сторон до 3 мм.

ЭЭГ: диффузные общемозговые измене­ния биоэлектрической активности по органи­ческому типу в виде доминирования дельта-активности частотой 3-4 Гц по всем отделам конвекса безградиентно в сочетании с отдель­ными группами низкочастотных тета-колебаний. Эпилептиформная активность, фотопа-роксизмальная реакция не выявлены.

На основании комплексного исследова­ния установлен диагноз: мукополисахаридоз II типа (синдром Хантера). Дегенеративное забо­левание нервной системы. Задержка речевого развития. Синдром гипервозбудимости. Мно­жественный костный дизостоз. Порок разви­тия L1-L2 позвонков, врожденный кифоз. 2-х стороннее гидроцеле. Пупочная грыжа.

По жизненным показания ребенку назна­чено внутривенное введение «Элапразы» в дозе 0,5 мг/кг еженедельно (15 кг×0,5=7,5 мг на вве­дение). В комплексную терапию включены за­нятия с логопедом, дефектологом, курсы физи­отерапии, ЛФК, L-карнитин (Элькар), Кудесан, Глицин, Церебролизин, МагнеВ6. В настоящее время ферментнозаместительную терапию ребенок получает по месту жительства.

Список литературы:

1. Neufeld E. F., Muenzer J. The mucopolysaccharidoses. In: Scriver CR, Beaudet AL, Sly WS, et al (eds). The Metabolic and Molecular Bases of Inherited Disease. New York: McGraw-Hill; 2001: 3421-3452.

Синдром Хантера

Синдром Хантера или по другому мукополисахаридоз II (MPS II), является заболеванием вида болезни накопления лизосом, вызванное недостаточностью или полным отсутствием фермента идуроната-2-сульфаза (I2S). При Синдроме Хантера в организме происходит накопление гепарансульфатов и дерматансульфатов. Данный синдром имеет X-сцепленную рецессивную наследственность.

Фото ребенка с синдромом Хантера

Синдром Хантера является генетическим заболеванием, которое в большинстве случаев затрагивает детей мужского пола. Он влияет на способность организма расщеплять и перерабатывать некоторые мукополисахариды или гликозаминогликаны (GAG).

Дефицит или отсутствие фермента идуроната-2-сульфаза способствует накоплению во всех клетках организма GAG, что нарушает функции клеток и целых органов человека. В ходе того, как накопление GAG увеличивается, симптомы синдрома становятся более выраженными. Необходимо подчеркнуть, что скорость развития заболевания может различаться у всех детей.

Синдром Хантера связан с широким спектром клинической тяжести заболевания, но при этом отмечают две степени тяжести заболевания: легкая и тяжелая. Различия данных форм заключается в прогрессивном развитии нейродегенеративности при тяжелой форме. Однако, не смотря на то, что одну из форм Синдрома Хантера называют легкой, она всё же влечет серьезные последствия для организма. Наиболее серьезные проблемы при обеих формах синдрома связаны со степенью умственной отсталости и возможной продолжительностью жизни больного. Большинство людей, больных Синдромом Хантера, без психических отклонений проживают до 20-30 лет, но некоторые доживают и до 50-60 лет. Наличие же тяжелых психических расстройств, вызванных Синдромом Хантера снижают продолжительность жизни больного в среднем на 15 лет, в основном из-за дегенерации нервной ткани или физических осложнений.

Симптомы Синдрома Хантера

Как правило симптомы Синдрома Хантера не проявляются сразу после рождения, а дают о себе знать после первого года жизни ребенка. Наиболее часто среди первых симптомов Синдрома Хантера могут наблюдаться грыжи живота, насморк, инфекции уха, простудные симптомы. Так как аналогичные симптомы наблюдаются у большинства младенцев и говорят всего лишь о банальных простудных заболеваниях, многие родители не посещают вовремя специалиста, что приводит к несвоевременной постановке диагноза данного синдрома.

В процессе того, как в клетках происходит накопление гликозаминогликанов (GAG), признаки Синдрома Хантера дают о себе знать и симптомы становятся более наглядными. Физические визуальные признаки наличия Синдрома Хантера у детей включают в себя грубость черт лица, выпуклость лба, уплощение основания носа, увеличение языка. Также признаки могут включать увеличенный живот и большую голову. У большинства детей могут присутствовать признаки инфекции ушей и дыхательных путей.

Дальнейшее накопление GAG может приводить к поражению важных путей в органах ребенка. Так например, увеличение сердечных клапанов и стенок сердца может привести к прогрессирующему снижению сердечной функции. Увеличение под воздействием заболевания стенок дыхательных путей может вызывать затрудненное дыхание, развивается обструктивное заболевание дыхательных путей во время сна, постоянно может наблюдаться шумное дыхание. Из-за поражения тканей легких дети с Синдромом Хантера могут иметь ограниченный объем легких. Увеличение печени и селезенки проявляются в виде увеличенного живота.

Также одним из симптомов Синдрома Хантера является скованность в движениях, что вызвано поражением тканей суставов, ребенку может быть трудно подбирать предметы, используя при этом большой палец руки. Поражение суставов конечностей приводит к затруднению передвижения. Синдромом Хантера также могут быть затронуты непосредственно сами кости, что приводит к замедлению роста. Могут наблюдаться поражения кожных покровов, как правило в верхних частях рук и ног, а также в верхней части спины, проявляемые как участки кожи цвета слоновой кости.

И, самое серьезное — это накопление GAG в головном мозге, что приводит к задержке развития с последующей умственной отсталостью и прогрессирующей потерей функций. Следует отметить, что степень и скорость потери функций могут различаться у каждого человека с Синдромом Хантера.

Поведенческие расстройства также имеют место быть среди симптомов Синдрома Хантера. Поведенческие расстройства при данном заболевании могут быть схожими с признаками аутизма, дефицитом внимания, гипрактивностью, обсессивно-компульсивным расстройством. Поведенческие симптомы Синдрома Хантера как правило предшествуют нейродегенерации и проявляют себя до тех пор, пока психические отклонения не становятся более выраженными.

Читайте также  Сода от запаха пота

Визуальные признаки Синдрома Хантера у младенцев являются как правило первыми ключами для постановки диагноза. В большинстве случаев диагноз ставится в возрасте от 2 до 4 лет. Для постановки диагноза могут быть проведены специальные лабораторные исследования. На наличие повышенных уровней GAG берут анализ мочи, нов некоторых случаях анализ мочи может быть отрицательным даже при наличии этого заболевания. Окончательным анализом является исследование сыворотки крови на деятельность I2S.

Причины развития заболевания

Так как Синдром Хантера является генетическим заболеванием, он передается от одного поколения к другому по определенным путям. Почти каждая клетка организма имеет 46 хромосом, по 23 от каждого родителя. На X-хромосоме расположен ген IDS. Так женщины имеют две X-хромосомы, унаследованные от каждого из родителей, в то время как мужчины имеют одну X-хромосому, унаследованную от матери и одну Y-хромосому, унаследованную от отца. При наличии ненормальной копии Гена I2S у мальчика, в нем будет развиваться Синдром Хантера. При этом ненормальные копии данного гена ребенок может получить в одном из двух случаев. В первом случае носителем такого гена является мать, от которой он и переходит к ребенку, во втором случае мутация в гене может развиться при слиянии яйцеклетки и сперматозоида на X-хромосоме.

Изображение нормальной клетки и клетки при синдроме Хантера

Организм человека имеет зависимость от множества химических процессов и реакций, которые поддерживают его функции. Одной из важных функций является расщепление крупных биомолекул, что становится серьезной проблемой при Синдроме Хантера. Проблема возникает на уровне внеклеточного матрикса. Данный матрикс состоит из различных сахаров и белков и помогает формировать основную архитектуру тела. Матрикс окружает клетки организма, действуя как своего рода клей, удерживая клетки вместе. Одной из частей внеклеточного матрикса является сложная молекула под названием протеогликан. Как и другие молекулы протеогликаны должны расщепляться и заменяться. При расщеплении протеогликанов образуются мукополисахариды (гликозаминогликаны или GAG), которые в свою очередь бывают нескольких типов. При Синдроме Хантера проблема заключается в двух типах GAG — в дерметансульфате и в гепарансульфате. Первым компонентом участвующем в расщеплении данных GAG является лизосомальный фермент I2S. У людей с данным заболеванием такой фермент является неактивным или его очень мало. В результате накопление GAG происходит большими темпами во всех клетках организма, особенно быстро они накапливаются в клетках с большим количеством дерметансульфата и гепарансульфата.

Лечение Синдрома Хантера

Специфический характер болезни делает ее лечение очень сложным. При этом способы лечения должны быть подобраны индивидуально для каждого больного. При лечении применяется паллиативная терапия, цель которой в уменьшении негативных последствий на функции организма.

Также при лечении Синдрома Хантера используется трансплантация стволовых клеток, о в последнее время данный метод не находит поддержки.

При лечении больных с Синдромом Хантера применяется ферментотерапия с I2S, что является основным методом лечения данного заболевания в настоящее время (2015 год).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector